Оксана (oxa_nna) wrote,
Оксана
oxa_nna

Моя семья (продолжение). Часть II.

Под катом продолжение семейной истории. Начало Часть I.



Фото

В нашей семье хранится тетрадь с записями моего прадеда.
Эта тетрадь попала ко мне в руки совсем недавно, и на несколько дней я лишилась сна и покоя, пока не прочитала все 120 рукописных страниц.

С одной стороны это очень личные записки, с другой стороны - яркие, живые картинки русской жизни конца XIX - начала ХХ веков.


Итак, продолжение.

И. А. Карпов "Конспективные наброски воспоминаний о моей жизни".

...Когда мне исполнилось 8 лет, меня отдали в городское приходское училище.
Учение далось мне очень легко. Я обладал большой способностью и хорошей памятью. По математике у меня была особенно большая сообразительность, и я всегда, как пример, решал задачи на классной доске. Школу я закончил с похвальной грамотой и еще в подарок получил две книги от педагогического совета.
За время ученья у меня появилось много друзей, с которыми я проводил каникулярное время. Нужно сказать, что за это время я сильно разбаловался, т.к. ребята были разные. Но ничего особенно дурного мы не делали, так это было очень грешно...

...Моя сестра Нина в это время уже окончила гимназию и, по ея бедности, ей дали должность учительницы, но далеко, почти в 40 верстах от Родины. Оттуда она ежемесячно помогала мама материально. В ту пору уже помогал маме и Георгий – по 5 р ежемесячно, он служил в Прохоровке у одного купца в учении по хлебному делу. Александр тоже служил в Короче в довольно приличном бакалейно-посудном магазине. Помощи от него пока никакой не было, но достаточно было и того, что там он харчился, и хозяин его обувал и одевал. Жизнь для мамы значительно полегчала.
К великому удивлению проснулась память у одного из братьев мамы – отца Тимофея. Он был уже протоиереем, т.е. старшим священником в большой слободе «Орлик» Старооскольского уезда. Его приход был очень богат, т.к. слобода имела не менее 5000 домов и плюс еще много хуторов. Он имел собственный фаэтон на резиновых шинах и очень хорошего вороного коня, дом в своей слободе, а также большой кирпичный дом, крытый железом в нашем городе. Помню, что кроме денег, он несколько раз присылал подводою 2 больших мешка белых сушеных сухарей, кренделей и бубликов, которых у него был полон амбар, и он кормил ими своего любимого коня.

Наша мама имела среднее образование, она окончила Курское Епархиальное училище духовного ведомства и была строго религиозна, даже глубоко религиозна. Она тщательно соблюдала посты, а также среду и пятницу, так как в ту пору они считались постными днями. Не пропускала ни одного церковного праздника, а так же ни одной всенощной в субботу и службы в Воскресение. Так же она воспитывала и всех нас, меня в особенности. Ей очень хотелось, что бы я был хотя бы дьяконом…

…В духовную семинарию принимались только дети духовенства, а мой отец был человек светский. Поэтому, посоветовавшись с отцом Тимофеем, мама отвезла меня в гор. Белгород к своему старшему брату – отцу Якову, который был уже заслуженным священником в Белгородском соборе, где покоилась гробница с мощами Св. Иосифия. Отец Яков устроил меня в духовное училище, где я проучился полтора года (полный курс 5 лет).
По Воскресеньям и по праздникам я всегда читал часы в в Белгородском Соборе. Учился я не плохо, но в конце второго года моего учения, дядя меня с училища снял и отправил домой, мотивируя это тем, что из этого училища выходят только дьяконы, для чего необходимо иметь хороший голос и слух, а я ни там, ни другим не одарен. Так мы пропустим время и упустим освоение той специальности, которую я могу постичь на частной работе…

… До 13 лет я был все еще не у дел и проводил время с уличными друзьями, болтаясь по улицам города.
Осенью 1896 года, Георгий (брат) сообщил, что в Прохоровке одному из торговцев в магазин требуется мальчик. Мама, будучи сильно озабоченной пристройкой меня к какому-либо делу, отвезла меня в Прохоровку. Там она определила меня учеником в универсальный магазин торговца Мезенцева Андрея Елисеевича. Меня он принял в мальчики за 25 руб. в год на его одежде и обуви на 3 года.
Торговец Мезенцев был очень богат. Он имел два универсальных магазина и два больших дома с хорошими надворными постройками и большими дворами. Один из домов со всеми постройками он сдавал в аренду Петербургским купцам, занимавшимся крупной скупкой куриных яиц, которые упаковывались в ящики и вагонными партиями отправлялись в Петербург. Закупка яиц производилась только летом, а аренду платили за круглый год по десятилетнему договору, утвержденному нотариусом. Во втором доме, при большом магазине, он жил сам и жили служащие магазина. Здесь же производилась закупка хлеба в зерне, которое он вагонами отгружал по указанию своих хлебных покупателей. При доме находился черный двор и приличный молодой сад размером более десятины (десятина – 2400 квад. сажен). При черном дворе были земляные подвалы, куда в установленные баки сливались прибывающие цистернами нефть и керосин. Соль он так же получал вагонными партиями. Еще он имел большой лесной склад и 50 десятин земли, в 20 верстах от Прохоровки. Эта земля ему была совершенно не нужна, и он сдавал ее в аренду тамошним крестьянам.

Учеником в магазин я попал не скоро. Был такой порядок: каждый мальчик последнего поступления выполнял все черныя работы, а именно: ухаживал за скотиной и птицею, следил за собаками, убирал двор, отапливал комнаты служащих, каждую субботу чистил хозяину и приказчикам сапоги, глубокой осенью помогал готовить сад к зиме, летом – нянчить хозяйских детей и всегда был на посылках. Эти обязанности я выполнял около двух лет, а потом был принят новый мальчик и я сдал ему все обязанности.

Я немного побыл при большом магазине, а потом, поскольку я был очень бедовым, меня перевели в помощь приказчику подотчетного магазина. Я стал быстро осваивать торговлю.
В течение 3-х лет я ни разу не был дома, так же из домашних у меня никого не было. В 1899 году окончился срок моего учения. Приехала мама. Мой хозяин уплатил ей все 75 руб. и поблагодарил ея за меня, а она, со своей стороны, поблагодарила его за воспитание...

...На 4-ый год Мезенцев оставил меня в качестве подручного в своем большом магазине и положил мне жалованье 100 руб. в год, на его столе, но на моей одежде и обуви. Мама попросила у него еще 50 руб. вперед под мой заработок, и он охотно дал. Она справила мне три пары нательного белья, 3 шт. верхних рубашек, чистенький костюмчик, теплое пальто и новую хорошую фуражку. Добавила еще полотенце и несколько носовых платков.

На пятый год службы я уже договорился сам, и мне было предложено 180 руб. в год. Чувствуя себя почти молодым человеком, я купил себе лайковые перчатки на меху, карманные серебряные, с тремя крышками часы за 9 руб., тоненькую серебряную цепочку, белую крахмальную рубашку со стоячим воротником, 2 галстуха, 3 шт. носовых платков, запонки, кашне и флакон духов.

Держать себя стал важно и вежливо…

Часть III. Продолжение.


......................................................................................................................................

Хочу добавить уже от себя.
В 2001 году Библиотека Конгресса США открыла выставку цветных фотографий С.М. Прокудина-Горского под названием "Империя, которой была Россия". На выставке были представлены 122 цветные фотографии Российской империи накануне первой мировой войны и надвигающейся революции.
Коллекция С.М. Прокудина-Горского насчитывает более 1900 изображений от средневековых церквей и монастырей старой России до железных дорог и фабрик растущей промышленной державы и повседневной жизни и работы разнообразного населения России. Ссылка.

Я задалась целью среди этих фотографий найти виды местностей, упоминающихся в описании Ивана Александровича.

И вот, я нашла фото Свято-Троицкого Собора (разрушен в 1927 году), в котором был "заслуженным священником" дядя Яков (брат матери Ивана Александровича) и "читал часы" по праздникам и воскресеньям сам автор записок, будучи ребенком. В этом соборе находились мощи Святого Иоасафа Белгородского (в тексте ошибочно указано: "мощи Святого Иосифия")

Свято-Троицкий собор (1707-1927) Белгородского мужского Свято-Троицкого монастыря.
С.М. Прокудин-Горский

На следующем фото - Духовное училище, в котором полтора года проучился Иван Александрович.

Вид с колокольни Белгородского Свято-Троицкого мужского монастыря на Соборную площадь во время торжеств прославления святителя Иоасафа Белгородского 4 сентября 1911 г. Справа - духовное училище (1807). На заднем плане - женский Рождество-Богородицкий монастырь.
С.М. Прокудин-Горский

Потрясающе!
Tags: моя семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments